?

Log in

No account? Create an account
СТАРАЯ МОСКВА - Sic transit gloria mundi [entries|archive|friends|userinfo]
Всякое разное

[ website | Русскiй матъ ]
[ Объ авторѣ | Личное дѣло ]
[ всякое | Бардачокъ ]

Links
[Links:| мой сайт ]

СТАРАЯ МОСКВА [апр. 16, 2008|12:12 pm]
yerrois
[Tags|, , , ]

СТАРАЯ МОСКВА.
ИЗДАНІЕ КОМИССІИ ПО ИЗУЧЕНІЮ СТАРОЙ МОСКВЫ
ПРИ ИМПЕРАТОРСКОМЪ МОСКОВСКОМЪ АРХЕОЛОГИЧЕСКОМЪ ОБЩЕСТВѢ.

ПОДЪ РЕДАКЦІЕЙ Н.Н. СОБОЛЕВА.
ВЫПУСКЪ ВТОРОЙ

МОСКВА.
ТИПОГРАФІЯ РУССКАГО ТОВАРИЩЕСТВА,
Чистые пруды, Мыльниковъ пер., с. д.
1914.

–––––––––––––––

«КУЛИШКИ»

Въ 27-мъ засѣданіи Комиссіи по изученію старой Москвы 16-го февраля 1913 года товарищемъ предсѣдателя Комиссіи Э. В. Готье былъ возбужденъ вопросъ о постепенномъ изслѣдованіи въ историко-археологическомъ отношеніи, общими силами Комиссіи, старой Москвы по участкамъ и, въ первую очередь, былъ предложенъ районъ нынѣшнаго 3-го участка Мясницкой части, т.-е.: отъ стѣны Китай-города берегомъ Москвы-рѣки противъ Воспитательнаго дома до Устьинской улицы, Устьинская улица, Яузскій бульваръ до Б. Трехсвятительскаго пер., Б. Трехсвятительскій, Б. Ивановскій переулки, Солянка и Варварская площадь по стѣнѣ Воспитательнаго дома до Варварскихъ воротъ.
Въ 29-мъ засѣданіи Комиссіи, происходившемъ 4-го апрѣля того же года, членомъ Комиссіи П. Н. Миллеромъ былъ прочитанъ докладъ объ этомъ участкѣ, заключающій въ себѣ лишь общія свѣдѣнія объ участкѣ, не затрагивая отдѣльныхъ зданій, церквей и т. п.
–––––––––––––––
Та часть Москвы, которую мы сегодня разсматриваемъ, входить въ такъ называемый Бѣлый городъ, образованіе котораго началось въ 1587 году обнесеніемъ его, подобно Кремлю и Китай-городу, каменной (изъ бѣлаго камня) стѣной и землянымъ валомъ.
Работы по этой постройкѣ были поручены русскому зодчему Өеодору Конь и начались именно съ этого пункта Москвы, съ устья рѣки Яузы.
Необходимость подобнаго огораживанія вызывалась все еще угрожавшими нашествіями иноплеменныхъ полчищъ, а также расширеніемъ и заселеніемъ пригородныхъ урочищъ и слободъ.
Сохранившіяся до сего времени нѣкоторыя названія урочищъ показываютъ, что мѣсто это было не совсѣмъ годно для заселенія. Церкви – Всѣхъ Святыхъ, Рождества Богородицы, Іоанна Предтечи и Трехъ Святителей, расположенный по всей линіи этой части Москвы, сохраняютъ до сихъ поръ территоріальное прозвище «на кулижкахъ», а кулижки иди кулишки по одному объясненію значатъ топкое, болотистое мѣсто, по другому – часть лѣса, оставшуюся отъ порубки, или пожню между кустами и чапыжникомъ.
На присутствіе здѣсь въ былыя времена лѣса указываетъ названіе церкви Іоанна Предтечи подъ боромъ.
Относительно урочища Кулишки Хавскій приводитъ, что это прозвище могло произойти и отъ «кульковъ», т.-е., «кошелей», такъ какъ кулекъ и кошель часто принимаются за одно и то же, а существованіе здѣсь производства кошелей отмѣчено съ давнихъ поръ и дошло до насъ въ присвоеніи церкви на Яузской улицѣ Николы въ Кошеляхъ.
Это объясненіе Хавскій считаетъ болѣе правильнымъ, чѣмъ предположеніе, что «Кулишки» произошли отъ Куликовъ или Куликова поля, каковое можно принять только на томъ основаніи, что церковь Всѣхъ Святыхъ построена Дмитріемъ Донскимъ въ память по убіеннымъ въ битвѣ съ Мамаемъ на Куликовомъ полѣ.
Тамъ же, у Хваскаго, значится: Кулишки существовали прежде Москвы, подъ именемъ селъ Кучковыхъ.
Вырубая лѣсъ и осушая мѣстность, разводили сады и возводили постройки. Разведеніе садовъ издревле было любимымъ занятіемъ русскихъ людей, начиная съ царей. Церковь Св. Владиміра носить названіе «въ старыхъ садѣхъ» (садахъ), существованіе которыхъ относять къ XIV – XV вв., а площадь, нынѣ занимаемая Воспитательнымъ домомъ, называлась раньше Государевъ садъ, потомъ Васильевскій садъ или лужокъ и была отдана впослѣдствіи на откупъ садовникамъ и огородникамъ, о чемъ свидѣтельствуютъ сохранившіяся записи. Между прочимъ, вся мѣстность по ту сторону Москвы-рѣки называется Садовниками отъ бывшихъ тамъ садовъ.
Названіе Васильевскій садъ или лужокъ ставятъ въ связь съ именемъ и царя Василія III и съ именемъ юродиваго-блаженнаго Василія, который якобы ютился въ этой мѣстности.
Незаселенность Государева сада въ давнія времена, впрочемъ, очень сомнительна, если судить по планамъ Массы, такъ назыв. Синизмундовскаго, Олеарія и др., но указать, съ какого времени вся эта мѣстность вновь превратилась въ пустырь и оставалась таковымъ до времени постройки Воспитательнаго дома, затруднительно. На планѣ 1739 года, т.-е. Черезъ 100 лѣтъ послѣ Олеарія, здѣсь можно видѣть обозначенія, свидѣтельствующія о присутствіи болота и кустарниковъ.
Изъ другихъ урочищъ сохранились названія въ Подкопаяхъ (церковь Николы и переулокъ), Устьинское (отъ сосѣдства съ устемъ рѣки Яузы – названіе улицы), Мыльники и Кошели, нынѣ утраченныя, но объ этихъ послѣднихъ скажу позже.
«Подкопай» имѣетъ не одно объясненіе. Расположенное на склонѣ богатой пескомъ горы, оно служило мѣстомъ выборки этого песка для построекъ, отчего и образовалась громадная выемка – подкопъ. Въ другихъ объясненіяхъ указываютъ, что однимъ изъ строителей церкви Николы было лицо, носившее фамилію Подкопаевъ, и, наконецъ, третьи приводятъ цѣлую легенду о ворахъ, рѣшившихъ ограбить церковь, для чего былъ сдѣланъ подкопъ, и воръ, покушавшійся снять ризу съ иконы престольнаго образа Николая Чудотворца, сорвался, вдребезги разбился и былъ засыпанъ обвалившимся подкопомъ.
Изъ другихъ дошедшихъ до насъ названій, частью сохранившихся, частью утраченныхъ, назовемъ:
Конева площадь, нынѣ Варварская, произошедшая несомнѣнно отъ прозвища строителя стѣны Бѣлаго города Өеодоруа Конь (нынѣ утрачено).
Солянка улица, прежде называлась Яузской (продолженіе ея отъ Яузскихъ воротъ до рѣки Яузы нынѣ сохранило свое названіе Яузской), получила названіе отъ находившагося на ней изстари казенного склада соли, гдѣ ею, а также рыбой, торговали.
Подколокольный переулокъ. Объясненіе не найдено.
Гранатный дворъ, т.-е. Складъ пороха и ядеръ, находился гдѣ-то на мѣстѣ, занимаемомъ нынѣ Воспитательнымъ домомъ. Былъ учрежденъ еще при Өеодорѣ Іоанновичѣ. Названіе утрачено.
Конюшки, уже въ 1739 году извѣстныя подъ названіемъ Старыя конюшни, встрѣчаются въ связи съ мѣстностью близъ церкви Петра и Павла. Нынѣ названіе утрачено.
Относительно урочищъ Мыльники и Кошели я позволю себѣ высказать нѣкоторыя соображенія. По-моему оба эти урочища къ разсматриваемому нами участку могутъ быть отнесены условно и скорѣе можно допустить, что урочище Кошели-Мыльники захватывало южную часть нынѣшней Солянки.
Оба эти названія сохранились при церквахъ: Николы въ Мыльникахъ или Кошеляхъ въ Бѣломъ городѣ (нынѣ не существующей, снесенной при постройкѣ Воспитательнаго дома) и Николы въ Кошеляхъ въ Земляномъ городѣ, расположенной въ ближайшемъ сосѣдствѣ.
Урочище Мыльники (церковь Николы въ Мыльникахъ), напримѣръ, упоминается въ росписномъ спискѣ г. Москвы 1638 года, но въ самомъ спискѣ нѣтъ ни одного владѣльца двора съ упоминаніемъ, что онъ хозяинъ мыльни, бани, тогда какъ, напримѣръ, «блинная изба таганныя слободы тягдеца Коняшки Борисова», имѣется.
Про Кошели въ томъ же росписномъ спискѣ не упоминается ни слова.
Даже на планѣ 1739 года между этими церквами большой пустырь, а отводъ особаго участка земли для кладбища (не погоста) при церкви Николы (упраздненной) показываетъ, что близъ нея особаго заселенія не было.
Существованіе бань и мыленъ извѣстно съ давнихъ поръ, но не на этомъ крутомъ берегу Москвы-рѣки, а близъ Яузы. Бани Островскія, Васильевскія и др., несомнѣнно, были на Яузѣ, а не на Москвѣ-рѣкѣ.
Кошели – названіе по роду занятій людей, выдѣлывавшихъ кошели, кошельки.
Всѣ остальные переулки имѣютъ свои названія или отъ церквей, въ нихъ находящихся, - два Ивановскихъ – Большой и Малый, два Трехсвятительскихъ – Большой и Малый и Петропавловскій, или отъ бывшихъ домовладѣльцевъ: Подкопаевскій, прежде назывался Никольскимъ отъ церкви, Хитровскій (переулокъ и площадь), Свиниьскій, а также вѣроятно Хлапухинскій и Голосовъ. Хлапухинскій переулокъ значится на планѣ г. Москвы 1859 года, гравированномъ при Военно-топографическомъ Депо въ 1862 году, на мѣстѣ нынѣшняго Б. Трехсвятительскаго, а на планѣ 1852 года (Хотева) онъ называется, какъ и нынѣ, Б. Трехсвятительскимъ.
Точное мѣсто Голосова переулка неизвѣстно.
Часть Хохловскаго переулка мною не упоминается, т.к. весь переулокъ будетъ описанъ въ слѣдующемъ участкѣ.
Топографія мѣстности была отмѣчена въ забытыхъ нынѣ названіяхъ: церковь Петра и Павла, что на горкѣ, и Крутицкій переулокъ (теперь Свиньинскій). Встрѣчаются въ прежнихъ описяхъ Крутицкая пѣвческая улица и мала Крутицкая пѣвчая. Названія этихъ улицъ и переулка объясняютъ поселеніемъ тамъ пѣвчихъ Крутицкаго архіерея. Возможно также происхожденіе названія отъ сравнительно крутого подъема въ этой мѣстности, въ настоящее время сильно сглаженнаго.
Близъ Предтеченскаго монастыря несомнѣнно существовалъ оврагъ, мѣсто котораго я предлагаю между М. Ивановскимъ и Подкопаевскимъ переулками. На существованіе здѣсь оврага указываютъ встрѣчающіяся въ росписной книгѣ 1638 года названія: «ко вражку», «отъ вражка» и т.п.
Планъ рельефа этой мѣстности и взятые перпендикулярно профили (чертежъ № 4) показываютъ, что на югѣ мѣстность отлогая, образующая къ востоку и сѣверу два подъема, одинъ къ Алабовой горѣ (Спасо-Глинищенскій, Козьмодемьянскій и Колпачный переулки), другой къ Воронцову полю, достигающихъ 20 саженъ надъ уровнемъ Москвы-рѣки. Самые сѣверные переулки – Трехсвятительскіе – прорѣзываетъ параллель 12 саженъ.
Бассейна никакой рѣчки, ручья данная мѣстность не заключаетъ.
Почва – супесь и суглинохъ.
Обращаясь къ предложенію – кто были первыми насельниками этого участка, нельзя притти къ опредѣленному выводу; въ этомъ отношеніи мѣстность ничѣмъ не отмѣчена, хотя заселяться она должна была съ очень давнихъ поръ, т.к., напримѣръ, первоначальную постройку церкви Всѣхъ Святыхъ приписываютъ Дмитрію Донскому въ 1367 году, постройку церкви св. Владиміра – къ 1514 году, и врядъ ли эти церкви воздвигались на вбсолютныхъ пустыряхъ, хотя бы и носившихъ названіе Кулижки. Наконецъ, непосредственная близость къ ядру Московскаго поселка даетъ право думать, что постройки здѣсь возводились до XIV вѣка.
Въ торговомъ отношеніи мѣстность отмѣчена давнишнимъ нахожденіемъ здѣсь соляного и рыбнаго торговъ. Кромѣ того, 29-го августа, въ день Усѣкновенія главы Іоанна Предтечи, въ храмовой праздникъ нынѣшняго Ивановскаго монастыря отличались искусствомъ вязанія изъ шерсти; раздаютъ шерстинки (гарусъ) и въ нынѣшнія времена всѣмъ приходящимъ ко гробу Досифеи.
Остается упомянуть и о бывшемъ здѣсь долгіе годы такъ называемомъ грибномъ рынкѣ, лишь съ проведеніемъ линіи трамвая 4 года назадъ перенесенномъ по ту сторону Москвы-рѣки.
Фабричное производство здѣсь никогда не процвѣтало и, напримѣръ, въ атласѣ мануфактурной промышленности Москвы и Московской губерніи Самойлова, изд. 1842 года, во всемъ этомъ участкѣ значится только одна миткалевая фабрика съ 10 станками – Кучумина въ Подкопаевскомъ пер. (домъ и теперь Кучуминыхъ, чертежъ № 4, № 18), одна фабрика бердъ и помочныхъ пружинъ Никитина въ Хитровскомъ пер. (чертежъ № 4, № 36), одинъ воскобойный и медотопный заводъ Усковыхъ въ Подкопаевскомъ же пер. (чертежъ № 4, № 42) и табачная фабрика Мамыкина въ Б. Ивановскомъ пер. (чертежъ № 4, № 22).
Итакъ, на разсматриваемомъ участкѣ мы имѣемъ 2 площади – Коневскую и Хитровскую, послѣдняя недавняго происхожденія, на планѣ 1824 года не значится, 2 улицы – Солянку, прежде Яузскую, а еще прежде Большую Мостовую, и Яузскую, часть набережной Москвы-рѣки вдоль Воспитательнаго дома, называемую Устьинской, и десять переулковъ – Подколокольный, Подкопаевскій, Свиньинскій, Петропавловскій, Хитровскій, 2 Трехсвятительскихъ, 2 Ивановскихъ, Солянскій и Хохловскій.
Церквей 8, но было ихъ, конечно, больше.
Рождества Богородицы на Стрѣлкѣ въ Кулишкахъ подъ Колоколы (1600 годъ). Черт. 4 № 54.
Всѣхъ Святыхъ на Кулишкахъ (1367 годъ). Черт. 4 № 49.
Трехъ Святителей (Троицы) въ Кулишкахъ (1574 годъ). Черт. 4 № 55.
Николая Чудотворца въ Подкопаяхъ (1493 годъ). Черт. 4 № 52.
Іоанна Предтечи. Черт. 4 № 50.
Петра и Павла (Знаменія), что на горкѣ (1623 годъ). Черт. 4 № 53.
Кира и Іоанна (прежде ц. Троицы) (1754 годъ). Черт. 4 № 51.
Екатерины, домовая въ Воспитательномъ домѣ. Черт. 4 № 7ª.
Въ росписномъ спискѣ кромѣ того упоминаются:
а) Николая Чудотворца въ Мылникахъ и въ Кошеляхъ (1625 годъ), снесенная при постройкѣ Воспитательнаго дома, Черт. 4 № 7б (на планѣ 1739 года обозначена).
б) Маріи Египетской и
в) Параскевы Пятницы, - на планѣ Мичурина не значатся.
Ц. Кира и Іоанна раньше называлась – Кира и Іоанна, что въ предѣлѣ у Пятницы на Кулишкахъ. Черт. 4 № 51.
Разсматривая планы этой мѣстности и имѣвшіеся у меня подъ руками источники по перечисленію владѣльцевъ домовъ, могу добавить слѣдующее:
Изобразить, какъ бы хотѣлось, въ увеличенномъ масштабѣ (40 с. въ дюймѣ) по планамъ Массы 1606 года и Олеарія мнѣ не удалось, благодаря ихъ примитивности и способу изображенія (въ проекціи, а не в планомъ), но съ плановъ Мичурина 1739 года (черт. № 1), 1824 г. (вѣроятно Чедіева) (черт. № 2) и Хотева 1853 г. (черт. № 3) я снялъ возможно точныя копіи, увеличивъ масштабъ первыхъ двухъ до масштаба третьяго, Хотевскаго.
Между Мичуринскимъ планомъ и планомъ Массы (1606 года) и Олеарія (1634-38 годъ) прошло съ небольшимъ сто лѣтъ, но узнать этой мѣстности конечно никто бы не смогъ.
За сто лѣтъ до Мичурина здѣсь было столько построекъ, что и вообразить себѣ трудно, но наблюдать это можно по вышеупомянутымъ двумъ планамъ.
Пустыря абсолютно никакого не было, все отъ стѣны Китай-города до стѣны Бѣлаго было сплошь застроено и заключало въ себѣ 450 дворовъ, считая дворишки и кельи, какъ именовались тогда мелкія, но отдѣльныя постройки; это удостовѣряетъ росписной списокъ г. Москвы 1638 года, составленный по приказу Михаила Өеодоровича, при чемъ Вѣкову и подъячему Козивонову было поручено переписать дворы какъ разъ именно того участка, который мы разсматриваемъ, т.-е. «въ Бѣломъ городѣ на Кулишкахъ отъ Предтеченскаго монастыря до Яузскихъ и до Варварскихъ воротъ во всѣхъ улицахъ и въ переулкахъ и въ тупникахъ», при чемъ затронута и церковь Трехъ Святителей съ монастыремъ.
Отдѣльныхъ, какъ теперь, названій улицъ тогда не было, онѣ обозначались такъ:
Ко вражку черезъ улицу отъ Предтеченскаго монастыря,
За вражкомъ къ городу.
Изъ переулка къ осыпи.
Мостовая улица.
Большая улица.
Изъ тупика къ Варварскимъ воротамъ.
Съ Большой улицы въ тупикъ и т.п.
Считая же дома по Веөліотекѣ при описаніи плана 1739 г., ихъ можно насчитать лишь 70-80, т.е. въ 6-7 разъ меньше; такое же число владѣній приблизительно сохраняется и до сего времени.
Сравнивая измѣненія въ начертаніи переулковъ, видимъ, что во время составленія плана Мичуринымъ (черт. № 1) ихъ было больше, чѣмъ въ настоящее время. Такъ, съ Солянки на востокъ, кромѣ нынѣ существующихъ Б. Ивановскаго, Подколокольнаго и Свиньинскаго, между послѣднимъ и стѣной Бѣлаго города находился 1) еще одинъ, носившій въ свое время вѣроятно названіе Малой Крутицкой пѣвчей улицы, тогда какъ сосѣдній съ нимъ, теперешній Свиньинскій, назывался Крутицкой пѣвческой улицей. На планѣ 1824 года (черт. № 2) эта малая улица не значится. 2) Слѣдуя по Подколокольному переулку отъ Солянки на Мичуринскомъ планѣ замѣчаемъ проѣздъ или переулокъ, какъ бы окружающій «соляной дворъ» (черт. 4, № 17), съ выходомъ въ Большой Ивановскій. Признаковъ отдѣльнаго названія этого переулка мною не найдено. На планѣ 1824 года онъ уже не обозначенъ. 3) По правую сторону дальнѣйшаго слѣдованія по Подколокольному переулку между Петропавловскимъ и стѣной Бѣлаго города находимъ проѣздъ, сохранившійся на обоихъ планахъ: и Мичуринскомъ и 1824 года, отдѣлявшій теперешнія владѣнія попечительства о бѣдныхъ – прежнія г-жи ОРЛОВОЙ, еще раньше ГОЛОВИНОЙ (съ домовой церковью) (черт. 4, № 28а 28б). Опредѣлить названія не удалось.
4 и 5) Поднимаясь по Подкопаевскому переулку, съ правой стороны обозначены два, нынѣ не существующіе, не помѣченные и на планѣ 1824 г., проѣзда, одинъ сковзной, черезъ Хитровскій пер. къ стѣнѣ Бѣлаго города, другой – тупикъ къ Трехсвятительской церкви. Названій не опредѣлилъ.
По Мичуринскому плану Подкопаевскій переулокъ не имѣетъ выхода въ Хохловскій, какъ теперь и какъ значится на планѣ 1824 года, а упирается въ Большой Трехсвятительскій.
Ни на Мичуринскомъ, ни на планѣ 1824 года не существовало и Хитровской площади.
Мѣстность, занимаемая теперь Воспитательнымъ домомъ (черт. 4, № 7), сильно измѣнила свой видъ, но я на ней не останавливался въ предположеніи, что о ней будутъ отдѣльные доклады.
Объ отдѣльныхъ выдающихся домахъ и поселенцахъ сказать особенно нечего. Есть свѣдѣніе, что въ приходъ Николы въ Подкопаѣ удалился Іоаннъ III Васильевичъ послѣ пожаровъ 1493 года; упоминается о дворцѣ Елизаветы Петровны на мѣстѣ нынѣшняго Воспитательнаго дома.
Нельзя не остановиться на предложеніи, что у церкви Владиміра (черт. 4, № 56) могло быть село Володимірское, такъ какъ упоминаній о другихъ церквахъ во имя того же святого не приходится встрѣчать, а въ духовной грамотѣ В. К. Іоанна Васильевича (1504) о раздѣлѣ имѣнья дѣтямъ сказано:
«да ему жъ даю... село Воробьево и съ Володимірскимъ», села же получали свои названія обычно отъ церквей.
Чтобы покончить съ планами Мичурина и 1824 года, остается сказать нѣсколько словъ о томъ, что безусловно довѣрять имъ нельзя, такъ какъ въ каждомъ изъ нихъ встрѣчаются неточности, не находящія себѣ никакихъ извиненій. Такъ, напримѣръ на Мичуринскомъ планѣ совершенно отсутствуетъ обозначеніе церкви Іоанна Предтечи (монастырской) (черт. 4, № 50), а на планѣ 1824 года церковь Николы въ Подкопаѣ изображена между Малымъ Ивановскимъ переулкомъ и Подкопаевскимъ, тогда какъ она построена на другомъ углу, черезъ переулокъ, и перенесена за это время не была (черт. 4, № 52).
Остается сказать о прежнихъ и теперешнихъ дворо- и домовладѣлцахъ.
Пользуясь росиснымъ спискомъ 1638 года, мы имѣемъ два боярскихъ двора:
1) боярина Өеодора Ивановича ШЕРЕМЕТЕВА – между Предтеченскимъ монастыремъ и городомъ.
Имѣя въ виду, что на томъ же пространствѣ впослѣдствіи находился Инвалидный Благотворительный домъ графини Маріи Петровны Шереметевой, нынѣ называемый «Домъ призѣренія отставныхъ штабъ- и оберъ-офицеровъ», можно сдѣлать предположеніе, что дворъ боярина Шереметева находился на этомъ мѣстѣ, т.-е. Въ нынѣшнемъ такъ называемомъ Солянкомъ тупикѣ (черт. 5, № 11),
и 2) боярина князя Юрія Янтѣевича СУЛЕШЕВА, который опредѣляется на церковной землѣ церкви Всѣхъ Святихъ, отъ церкви къ Яузскимъ воротамъ на правой сторонѣ, т.-е. Приблизительно въ томъ же районѣ.
Дворъ Касимовскаго царевича Сеитъ-Бурханъ Араслановича – у церкви Петра и Павла, того жъ переулка (?) въ тупикѣ.
27 дворовъ княжескихъ, изъ которыхъ ни одинъ не сохранилъ фамиліи своихъ владѣльцевъ до настоящаго времени.
Владѣльцами этихъ дворовъ были:
АРБЕРТУСОВЪ, Иванъ.
АРМАМѢТЕВЪ, Василій.
ВАНБАЛЬСКІЙ, Семенъ.
ВОЛОКОНСКИХЪ три – Владиміръ Андреевичъ (въ мѣстности нынѣшней Солянки), Григорій Андреевичъ – отъ города къ вражку, т.-е. между Варварскими воротами и Предтеченскимъ монастыремъ и Иванъ Өеодоровичъ (у церкви Петра и Павла).
ВЯЗЕМСКІЙ, Василій.
ДОЛГОРУКОВЫХЪ двое – Иванъ Михайловичъ и Матвѣй.
Фамилія Долгоруковыхъ долгое время владѣла домами въ этой мѣстности, но по ту сторону Б. Ивановскаго пер., между Спасо-Глинищевскимъ и Козьмодемьянскимъ, гдѣ теперь владѣнія Бабуриныхъ (черт. 4, № 10). Но объ этомъ – при расмотрѣніи слѣдующаго участка.
ЗАСѢКИНЪ, Борисъ Андреевичъ, у церкви Николы въ Мыльникахъ (черт. 4, № 76).
КУДАЩЪ князь, Агаининъ князь, мурза Тахтара, Кадомскіе татарскіе мурзы.
МАМАЕВЪ, Иванъ Савинъ.
МЕЩЕРСКИХЪ – пять: Андрей Ивановичъ (у церкви Петра и Павла), Иванъ Булатовичъ (у церкви Николи въ Мыльникахъ), Михайлъ Ивановичъ (у Яузскихъ воротъ), Петръ Васильевичъ и Семенъ Матвѣевичъ (тамъ, гдѣ нынѣ Солянка).
Дворъ князя Мещерскаго упоминается и въ 1739 году въ приходѣ церкви Петра и Павла.
МОРТКИНЪ, Өеодоръ.
МСТИСЛАВСКАЯ, Ирина Ивановна, княжна.
ПОЖАРСКІЙ, Романъ Петровичъ.
УРУСОВА, Марія, княгиня.
ШЕЙДЯКОВЪ, Дмитрій.
ШЕХОВСКОЙ, Өадей Романовичъ.
ЩЕРБАТОВЪ, Давидъ Кондратьевичъ, у церкви Николы въ Подкопаяхъ.
ЩЕРБАТОВА, Мавра Өеодоровна, княгиня.
ЩЕТИНИНЪ, Михаилъ Ивановичъ.
Въ Веөліотекѣ 1788 года домъ вдовы княгини Щербатовой значится въ приходѣ церкви Петра и Павла; при домѣ особенная каменная церковь во имя Казанской Божіей Матери съ главою и звономъ.
Среди дворовладѣльцевх – два стольника:
СТРЕШНЕВЪ, Семенъ Лукичъ и ЧЕРКАССКІЙ, Яковъ Кудениковичъ, князь (у церкви Николы въ Мыльникахъ).
У Стрѣлецкихъ головъ Бегичева, Ивана, и Лопухина, Ларіона, также были дворы въ этой мѣстности.
Среди боярскихъ сыновей дворовладѣльцевъ упоминаются:
ГРЯЗНОЙ-КУЗМИНЪ – Звенигородецъ.
НАЗАРЬЕВЪ, Иванъ Өеодоровичъ.
САВОСТЬЯНОВЪ, Өеодоръ – Володомірецъ.
САМОРУТСКОЙ, Иванъ.
САМОРУЧКОВЪ, Өеодоръ.
СКОРЯТИНЪ.
ӨАВОРОВЪ, Борись – патріаршій.
Далѣе дворы подъячихъ, гостей и людей прочихъ ранговъ и званій. Изъ нихъ выбираю толко дворовладѣльцевъ съ болѣе или менѣе извѣстными фамиліями, не связывая ихъ, конечно, съ современными.
АРЦЫБАШЕВЪ.
БЕГИЧЕВЪ.
БЕРНОВЪ.
БУТУРЛИНЫ – Владиміръ Кирилловичъ и Василій Богдановичъ.
Въ 1788 году въ приходѣ церкви Рождества Богородицы на Стрѣлкѣ также значится д. Бутурлина.
ВЕРДЕВСКІЙ.
ВЫШЕСЛАВЦЕВЪ, Богданъ Николаевичъ.
Въ 1739 г. упоминается дворъ Вышеславцева въ приходѣ Іоанно-Предтеченской церкви.
ГРЯЗНОВЫ – Василій Тимофеевичъ и Осипъ Григорьевичъ.
ЗАСѢЦКІЕ – А., Вас., М. Өед., Вас. Тим., Андр. Осип.
ЗАГОСКИНЪ.
ИВАШКИНЪ.
КИРѢЕВСКІЕ – Истома Григ. и Алекс. Тим.
КОТЛОВСКІЕ – Д. Ө., Б. Н., С. И., П. И., Өед. Сав. и Б. Сав.
КОЛЫЧЕВЪ, Вас. Полуект.
Въ 1739 году упоминается домъ стольника Кирьяка Колычева въ приходѣ Петра и Павла.
КОРОТЫГИНЪ.
ЛАДЫЖЕНСКОЙ.
ЛЯПУНОВЪ, Владиміръ Прокофьевъ. Дворъ его показанъ отъ Николы Подкопая вверхъ къ Предтечѣ.
НАРЫШКИНЪ, Василій.
НАЩОКИНЪ, Никифоръ Ивановичъ.
НОВОСИЛЬЦОВЪ, Ман. Аө.
НОРОВЪ, Лар. Ал.
ОБОЛЬЯНИНОВЪ.
ОДИНЦОВЫ – Ар. Степ., Григ., Л. и др.
РЖЕВСКІЕ – Ив. Ив., Ив. Ан., А. Гр., Н. Гр.
САБУРОВЪ, УШАКОВЪ, ХРУЩОВЪ, ЧЕВКИНЪ, ЧААДЕЕВЪ, ЧЕЛЮСТКИНЪ и др.
Въ росписномъ же спискѣ находимъ дворы садовниковъ ВОРОНИНА, БОГДАНА, ПОЛИКАРПОВА, ИЛЬИ, и ВОРОНИНА, ВАСИЛЬЯ.
Владѣнія нищихъ обозначены такъ: «дворишка или келья нищей дѣвки МАЛАНЬИЦЫ, вдовы МАРЬИЦЫ, вдовы ПРАСКОВЬИЦЫ, Якущки ПЕТРОВА, Игнашки СТЕПАНОВА и т. п.»
Среди нихъ встрѣчаются и такіе дворовладѣльцы, какъ, напримѣръ, нищій Григорій у церкви Всѣхъ Святыхъ, у котораго во дворѣ жили захребетники ярославцы четверо и галичане – двое.
При описаніи Ивановскаго сорока 1788 года упоминаются дома въ приходѣ церкви Кира и Іоанна:
РИМСКАГО-КОРСАКОВА въ Ивановскомъ переулкѣ.
Въ приходѣ церкви Николы Чудотворца въ Подкопаяхъ:
ШАФИРОВА на Солянкѣ.
ШЕРЕМЕТЕВА въ Никольскомъ переулкѣ.
Въ приходѣ церкви Петра и Павла:
БАТЮШКОВОЙ и РОСТА, кн. ЩЕРБАТОВОЙ, о которой уже говорилось. Не принадлежалъ ли этотъ домъ ранѣе вдовѣ Аннѣ Борисовнѣ ГОЛОВИНОЙ, такъ какъ въ приходѣ той же церкви въ 1739 году тамъ значится домъ съ домовой церквью этой владѣлицы (черт. 4, № 28б 28а).
При описаніи Челіева плана 1824 года встрѣчаются:
«Казенный домъ Оберъ-Полиціймейстера», – нынѣ Мясницкій частный домъ или Мясницкая полицейская часть (черт. 4, № 47).
Утверждаютъ, что этотъ домъ съ 1743 года сталъ домомъ полиціи, а прежде принадлежалъ графу Бестужеву-Рюмину.
«Бывшій ямской почтовый дворъ», переведенный въ Яузскую часть. Онъ былъ расположенъ по ту сторону Большого Ивановскаго переулка, а потому о немъ въ описаніи слѣдующаго участка.
Просматривая списокъ домовладѣльцевъ 1853 года, кромѣ церковныхъ домовъ, встрѣчаемъ дома подъ общественными учрежденіями:
Воспитательный домъ – остался и понынѣ (черт. 4, № 7).
Инвалидный гр. Шереметева – тоже (черт. 4., № 11).
Питейный Казенный домъ (№ 29),– нынѣ М. Куп. О-ва (черт. 4, № 29).
Д. Практической Коммерческой Академіи (черт. 4, № 33), перешедшій потомъ въ руки Расторгуевыхъ, а нынѣ принадлежащій Россійск. О-ву застрах. кап. и доходовъ. Практическая Академія находиться теперь въ бывшемъ домѣ графа Мамонова на Яузскомъ бульварѣ.
Домъ Синодальной типографіи (черт. 4, № 39) – въ настоящее время принадлежитъ церкви Св. Владиміра.
Мясницкій частный домъ (черт. 4, № 47).
Изъ другихъ владѣльцевъ, имѣвшихъ здѣсь дома, укажемъ:
ГЛѢБОВА, Андрея Петр., статск. сов. (черт. 4, № 8), обширное мѣсто котораго теперь занято Правленіемъ и службами Никольской мануфактуры Саввы Морозова С-вей.
СВИНЬИНА, ротмистра (черт. 4, № 38), теперь Кулакова.
ОБОЛЕНСКАГО, Алекс. Петр., князя, тайн. сов. (черт. 4, № 27), теперь Харитоненко.
ОРЛОВОЙ, Екат. Петр., полковницы (черт. 4, № 28а 28б), теперь Комитета попечительства о бѣдныхъ.
КАРЗИНКИНЫ (черт. 4, № 12а 12б) свои владѣнія сохранили.
КИРЬЯКОВА, Кл. Аө. (бывшаго городского головы) (черт. 4, № 13), теперь д. Субботина.
РАСТОРГУЕВЫХЪ (черт. 4, № 34 и 35) – теперь Харитоненко и т. д.
Библіографія этого участка города Москвы очень ничтожна. Изъ 8 церквей лишь три имѣютъ описанія, изъ домовъ – лишь Воспитательный.
Всѣ свѣдѣнія разбросаны въ общихъ указаніяхъ, путеводителяхъ и общихъ описаніяхъ г. Москвы.
Описаны церкви:
Св. Владиміра въ Старыхъ Садѣхъ, А. Знаменскаго и Д. Тимковскаго, М. 1888. Издано ко дню 900-лѣтія крещенія Руси.
П. Н. Миллеръ.


СсылкаОтветить

Comments:
[User Picture]From: Kirei Kireev
2014-09-13 04:57 am
"...название сего великого города происходит от татарского слова “мыскау” (буква “ы” в данном слове произносится как звук, близкий к русским “а” и “о”). Одно из значений слова “мыскау” в переводе с татарского: «взвешивание» или «взвешивать», «отмерять».

В разговорном татарском языке сохранилось слово “мыскау” также и в значении «петля, сеть, сачок» (38, с. 289). В древнем татарском дастане “О роде Чынгыз-хана” упоминается “Московская Орда” (Маскау Урдасы), где “также правят представители рода Чынгыз-хана” (35, 22) – об этом в далее в этой книге еще многое сказано.

И еще уточним: буква «ы» в татарском языке читается (произносится) примерно как русское «ы» в слове «опыт» или как второе «о» в слове «город» [55, с. 15]” (38, с. 8).

Известно, что русский князь Юрий Долгорукий писал своему брату: “...приезжай ко мне в Москов...”(XII в.). Но мало кому известно, и даже многим «профессиональным историкам» неведомо, что также дошли до нас сведения о том, то союзниками Юрия Долгорукого – объединителя Руси вокруг Москвы - были татары (не просто “половцы”, “кыпчаки”, “булгары”, или “ тюрки”, которыми часто подменяют татар в истории “профессиональые историки”, а именно татары, которые проживали в Востоной Европе и Западной Сибири задолго до “монголо-татарского нашествия” ). Более обстоятельно об этом написано в книге “По следам черной легенды” (38)...”


Из книги “Наследие татар” (авторы Г. Еникеев и Ш. Китабчы) - Москва, издательство "Алгоритм", 2012 г.
(Ответить) (Thread)